23 февраля 2024 Алкогольный портал союза производителей алкогольной продукции






 
 

Адрес:
121170, г.Москва,
Кутузовский пр-т, д.34, корп.21а, оф.601
тел./факс (495) 726-84-88
E-mail: info@spap.ru



 
 
 
 
 
 
 
 

Органы власти


 
 
 
 
 

  
 
 
 

Из прессы

 

14.11.2023 ФСБ и ФНС вскрыли «спиртовые» схемы теневого рынка алкоголя

ФСБ и ФНС выявили две схемы вывода этилового спирта, медицинского и пищевого, в нелегальный оборот без акциза, узнал РБК. Анализ показал, что с 2020 года больше 40% легально произведенного медицинского спирта выводится в тень

Федеральная служба безопасности (ФСБ) и Федеральная налоговая служба (ФНС) начали с этого года анализ алкогольного рынка, в том числе производителей спирта, рассказал источник РБК, знакомый с материалами ведомственного отраслевого анализа, и подтвердил источник, близкий к ФНС.

Как искали разрыв цепочки

Налоговики сопоставляли объемы сырья и выхода готовой продукции, прослеживали цепочку товарно-денежных потоков от покупки сырья и производства продукции до конечной реализации, перечисляет источник РБК, близкий к ФНС. «В ходе анализа увидели звено, на котором происходила смена назначения платежа или разрыв цепочки, — говорит он. — Потом оставалось установить объем спирта, предназначенного для производства лекарств, парфюмерии, косметики и бытовой химии, но не дошедшего и не использованного в соответствии с заявленным назначением».

Проверка показала, что с 2020-го и по первую половину текущего года объем задекларированного производства спирта для медицины и парфюмерно-косметической отрасли официально составил 47,1 млн дал, следует из оценок, которые привел источник РБК, знакомый с ведомственными аналитическими материалами. Из них на медицинский спирт пришлось 18,1 млн дал, а на пищевой — 29 млн дал.

В нелегальный оборот за это время могли вывести 11,4 млн дал из задекларированных объемов, в том числе 7,6 млн дал медицинского спирта и 3,8 млн дал пищевого спирта.

По действующему законодательству спирт, который производится для медицинской и парфюмерно-косметической отраслей, не облагается акцизом. В то время как этиловый спирт, направляемый на выпуск алкогольной продукции, подпадает под него. В этом году размер такого акциза составляет 613 руб. за 1 л.

В ФНС подтвердили РБК, что проводили анализ алкогольного рынка, в том числе производителей спирта, в рамках проекта по реализации отраслевого подхода к выявлению рисков. «Задача анализа — обеление всей отрасли. Налоговый контроль, основанный на риск-ориентированном подходе, позволяет на основании данных и информационных ресурсов, которые есть у ФНС, анализировать и дистанционно выявлять схемы незаконной минимизации налогов. Основные риски в этой отрасли заключаются в том, что нелегальная продажа спирта является уголовно наказуемым деянием, а весь доход, полученный преступным путем, подлежит изъятию. В случае если бы спирт использовался для производства алкогольной продукции, то с нее были бы уплачены акциз и НДС», — отметили в ФНС.

Знакомый с результатами ведомственного анализа источник РБК добавляет, что по итогам были выявлены две схемы вывода спирта в нелегальный оборот.

Как были организованы «спиртовые» схемы

ФНС проанализировала деятельность пяти организаций, которые занимаются производством медицинского спирта, и 43 компаний, выпускающих пищевой спирт. По итогам анализа были выявлены две криминальные схемы, говорят источники РБК.

Фиктивные поставки «техническим» компаниям



Стандартный оборот медицинского спирта предполагает, что производитель самостоятельно изготавливает из него спиртосодержащие лекарственные средства, обычно в ампулах и флаконах объемом до 100 мл, которые затем закупают оптовики с фармацевтической лицензией и поставляют в аптеки и больницы.

В ходе анализа налоговики заметили, что ряд лицензированных оптовиков в основном закупали спиртосодержащие лекарства (обычно это чистый спирт с концентрацией от 70 до 95%) в промышленных объемах, канистрами по 5–20 л, говорит источник РБК, близкий к ФНС.

Закупки проходили регулярно, но оплачивалась небольшая часть партии, формально накапливались долги, объясняет он. При этом в системе мониторинга реализация большей части купленного спирта вообще не отражалась, а числилась в остатках на складах этих оптовиков.

«Дальнейший анализ показал, что у этих компаний в реальности нет площадей для хранения. Обнаружились признаки «технической» компании: один-два сотрудника в штате, нулевая отчетность, никакой реальной предпринимательской деятельности и фактическое отсутствие по юридическому адресу. Через два-три года такая фирма обычно ликвидировалась сама или по решению налогового органа как недействующая. А спирт, который якобы хранился на складе, на самом деле был давно продан за наличные. Сейчас можно без труда купить канистру медицинского спирта в интернете», — описал схему источник РБК.

Производители медицинского спирта поставляли спиртосодержащие лекарственные средства (фактически чистый спирт с концентрацией в диапазоне 70–95%) в канистрах по 5, 10 и 20 л в адрес оптовых покупателей, которые обладали признаками «технических» компаний: в дальнейшем движение товара отсутствовало и, по данным системы мониторинга лекарственных препаратов, большинство числилось в остатках, говорит источник РБК: «Фактически спирт поступал в нелегальный оборот».

«Например, один из производителей медицинского спирта за 2022 год — первое полугодие 2023 года в адрес «технических» компаний реализовал 1,27 млн дал спиртосодержащих лекарственных средств, из которых, согласно данным системы мониторинга, 1,07 млн дал (84% от объема закупок) числится в остатках у оптовиков», — сообщил он.

Продажа спирта «парфюмерам и химикам»



Вторая схема связана с использованием спирта для производства парфюмерии, косметики и бытовой химии. Если завод продает спирт компании, которая занимается выпуском такой продукции, то применяется нулевой акциз и это легально, объяснил источник РБК.

«Но некоторые компании с признаками «технических» завышали на бумаге объемы своего производства. Фактически в производстве использовали только часть купленного спирта, а по документам потратили весь. В итоге сэкономленный спирт уходит в нелегальный оборот. Доходило до 40% от объемов закупленного спирта», — говорит он, замечая, что для сокрытия вывода спирта из легального оборота производители парфюмерии, косметики и бытовой химии завышали данные о производстве своей продукции в ЕГАИС, а также создавали формальный документооборот с подконтрольными фирмами.

Площадки по выводу спирта на теневой рынок располагались в Москве, Московской, Самарской, Нижегородской областях и ряде других регионов, заключил источник РБК.

При этом производители этилового спирта знали, что не вся их продукция используется для создания медицинских и парфюмерно-косметических товаров, утверждают собеседники РБК. «Указанные нарушения соответствуют п. «б» ч. 2 ст. 171.3 Уголовного кодекса (незаконное производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции)», — заключает один из источников.

Проблему того, что наряду с этиловым спиртом, который производится для алкогольной продукции и облагается высоким акцизом, в обороте находится идентичный по своим свойствам этиловый спирт, производимый для нужд медицинской, парфюмерно-косметической отраслей и не облагается акцизом, поднимала вопрос минувшим летом спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, разница в стоимости этих идентичных спиртов составляет более 80%.

Матвиенко указывала, что выпуск медицинского спирта в прошлом году в четыре раза превысил реальную потребность в нем. Излишки были направлены на производство нелегальной водки, отмечала она. В связи с этим спикер выступила с инициативой обложить акцизом весь производящийся в стране этиловый спирт.

Субсидии для производителей лекарств

Минфин и Минздрав прорабатывают возможность установления акциза на медицинский спирт, заявлял замглавы Министерства финансов Алексей Сазанов. «Если ввести акциз на медицинский спирт, то независимо от того, кто будет его использовать, производитель при приобретении медицинского спирта будет уплачивать акциз, который составит 600 руб., даже более 600 руб. на 1 л», — говорил он.

Это решение станет возможным, если будут найдены варианты субсидирования производителей социально значимых лекарств, в состав которых входит медицинский спирт, уточнял Сазанов.

По информации РБК, Минфин разработал вариант такого субсидирования. Ведомство предложило формулу для определения размера компенсации: объем спирта в готовой реализованной продукции, умноженный на ставку акциза. Получить ее смогут производители фармсубстанции и лекарств, которые реализуют жизненно важные препараты на внутренний рынок, легально закупают спирт и не включают акцизную составляющую в отпускную цену. Предполагается, что предоставлять субсидии будет Минпромторг, при этом возможна проработка механизма ее авансирования, сообщили источники РБК.

Это позволит обеспечить дополнительные доходы бюджета и демотивировать нелегальное производство алкоголя и после введения акциза цена на лекарства не изменится, рассчитывают в Минфине.

Что говорят производители алкоголя

С 2015 года государство и бизнес объединили усилия в борьбе с нелегальным оборотом алкоголя, но вопрос производства и реализации алкогольной продукции вне законодательного поля остается актуальным, заявили РБК в пресс-службе АО «Татспиртпром». За последние годы в России удалось достичь значительного снижения нелегального оборота крепкого алкоголя, но его уровень продолжает оставаться достаточно высоким — около 26,5%, приводит оценки президент Союза производителей алкогольной продукции (СПАП) Игорь Косарев. По его словам, это связано с тем, что в обороте наряду с этиловым спиртом для алкогольной продукции, который облагается высоким акцизом, находится идентичный по своим свойствам этиловый спирт для нужд медицинской и парфюмерно-косметической отраслей, акциз с которого не взимается.

Вывод, что с 2020 года больше 40% легально произведенного в России медицинского спирта выводилось в тень, в «Татспиртпроме» считают «небезосновательным». По данным Росалкогольтабакконтроля, в прошлом году в России было произведено 6,8 млн дал медицинского спирта — в четыре раза больше реальной потребности медицины (1,6 млн дал). В этом году, по словам Косарева, цифры будут такими же. Излишков достаточно для производства 14 млн дал нелегальной водки либо 58 млн дал нелегальной слабоалкогольной продукции, говорит президент СПАП.

На сегодняшний день три четверти медицинского спирта идет на производство нелегального алкоголя — это самый распространенный компонент как в нелегальных крепких, так и в слабоалкогольных напитках, говорит президент СПАП. Легальным производителям конкурировать с такой продукцией сложно. Цена легального спирта с учетом уплаченного акциза в десять раз превышает стоимость медицинского спирта, при производстве которого акциз не уплачивается, указывает Косарев. Из-за того что медицинский спирт без акциза идет на производство нелегального алкоголя, бюджет, по оценкам СПАП, ежегодно теряет около 30 млрд руб. акцизов в год. Как правило, изготовители делают одну легальную площадку — для документов, перевозки и поставки в магазины и рядом другую — нелегальную, где используют медицинский спирт, добиваясь таким образом более низкой себестоимости, и продают его в гораздо больших количествах, конкурируя с добросовестными производителями, рассказывает эксперт. Поскольку акциз занимает львиную долю в структуре цены легального крепкого алкоголя, налоговая нагрузка ложится на плечи добросовестных налогоплательщиков, сетуют в «Татспиртпроме». В результате легальное производство водки и спирта снижается: по данным СПАП, в истекшем первом полугодии производство водки снизилось на 8,9%, а производство этилового ректификованного спирта — на 11,1%, потери бюджета из-за неуплаты акциза составили 21 млрд руб. «Из-за того что на рынке свободно обращается медицинский и парфюмерно-косметический спирт, люди даже перестали делать самогон, потому что это гораздо дороже: нужно закупать компоненты и варить его», — констатирует Косарев.

То, что спирт, не предназначенный для пищевых целей, может использоваться для производства суррогатного алкоголя, представляет реальную опасть для жизни и здоровья людей, отмечают в «Татспиртпроме». Косарев напоминает пример самарского производителя «Анди», который изготовил печально известный «Мистер Сидр» в Поволжье, когда вместо медицинского спирта они случайно закупили метанол.

Для решения проблемы необходимо ввести акциз на медицинский и парфюмерно-косметический спирт, предусмотрев механизм компенсации затрат для учреждений здравоохранения, убеждены в СПАП. «Это сделает экономически нецелесообразным использование медицинского и парфюмерно-косметического спирта для производства нелегальной алкогольной продукции», — поясняет Игорь Косарев.


 

Все статьи

All contents © 2006 - 2024
СПАП – Союз производителей алкогольной продукции