08 августа 2022 Алкогольный портал союза производителей алкогольной продукции






 
 

Адрес:
121170, г.Москва,
Кутузовский пр-т, д.34, корп.21а, оф.601
тел./факс (495) 726-84-88
E-mail: info@spap.ru



 
 
 
 
 
 
 
 

Органы власти


 
 
 
 
 

  
 
 
 

Из прессы

 

28.01.2022 "Цена жизни – 90 рублей". Почему в России растет число жертв "паленой" водки

В Тюмени задержаны 10 человек, подозреваемых в массовых отравлениях граждан "паленой" водкой, как минимум семеро из них отправлены под арест. Все задержанные являются фигурантами дела о смертельном отравлении девяти человек метиловым спиртом. Под арестом, в частности, владелец торговой точки, где продавали суррогатный алкоголь, несколько его подчиненных и торговый представитель.

Случай в Тюмени далеко не первый за последнее время, когда от "паленой" водки погибают люди: совсем недавно массовые отравления случались в Екатеринбурге, Югре и Оренбургской области. Эксперты рассказали Сибирь.Реалии, почему государство по-прежнему не может контролировать рынок нелегального алкоголя.

"Вряд ли хотели кого-то отравить"

В октябре 2021 года более 30 человек насмерть отравились метиловым спиртом в Орске и нескольких селах Оренбургской области, а больше 60 – попали в больницу. Через 10 дней 18 человек скончались после отравления "паленой" водкой в Екатеринбурге. На прошлой неделе стало известно о том, что число умерших от отравления суррогатным алкоголем в Кондинском и Октябрьском районах Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) увеличилось до 13 человек. В в январе 2022 там употребляли напиток под названием "Царская охота".

В тот же период в Тюмени после распития "Родников Сибири" умерли также девять человек. Эксперты говорят, что причина всех последних массовых отравлений в том, что граждане покупали алкоголь, произведенный в кустарных условиях, в который по какой-то причине вместо этилового спирта попал ядовитый метанол.

– Во всех этих случаях бутлегеры вряд ли хотели специально кого-то отравить, потому что ч. 3. ст. 238 УК РФ (сбыт товаров и продукции, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц), за такие преступления предусматривает довольно серьезное наказание – лишение свободы на срок до 10 лет, – говорит генеральный директор "Клуба профессионалов алкогольного рынка" Максим Черниговский. – Основным источником заработка при производстве нелегального алкоголя является неуплата акцизов и других налогов, а не экономия финансовых средств на сырье и комплектующих. По физическим свойствам (вкус, цвет, запах) метанол похож на этиловый спирт, их легко перепутать, не имея специального оборудования. Думаю, что бутлегеров самих обманули поставщики сырья и продали им метиловый спирт вместо этилового, из которого был произведен суррогатный алкоголь.

По словам экспертов, производители нелегального алкоголя закупают большие партии спирта у постоянных поставщиков, разливают в кустарных цехах, а затем определяют для себя рынок сбыта: продают через телеграм и даже глубинный интернет, в деревнях – привозят в точки, которые затем торгуют без лицензии "из-под полы". Некоторые продавцы производят алкоголь сами: в 2020 году россияне купили вдвое больше самогонных аппаратов, чем годом ранее, что отчасти объяснялось локдауном. По словам Максима Черниговского, годовой объем потребления крепкого алкоголя в России 800 млн литров, объем потребления нелегального алкоголя – около 200 млн литров.

– Когда нет контроля за всей цепочкой, очень сложно сказать, что именно пошло не так, – говорит журналист, автор книги "Новейшая история России в 14 бутылках водки" Денис Пузырев. – Это может быть случайная ошибка производителя: налили не из той бочки, метанол попал в бутылку и так далее. Это может быть диверсия, тоже нельзя исключать. Отслеживать все это должны правоохранители. Я вчера посмотрел в интернете, нашел несколько контор, которые предлагают дешевый алкоголь. Например, водка "Родники Сибири", которой отравились сейчас в Сибири, продается по 45 рублей за бутылку при заказе определенной партии. По 170 она выходит в розницу, и получается 125 рублей распределяется между всеми элементами этой цепи.

Вообще, причины отравлений, конечно, всегда разные. Например, в прошлом году в Оренбургской области отравились люди, потому что в деревне один магазин продавал из-под полы, и не было никакой альтернативы. Что касается случаев в Югре и Тюмени, то вроде бы принято считать, что это относительно благополучные регионы. Но, может быть, уровень жизни там выше, чем в средней полосе России, но он все равно недостаточно высок, чтобы люди не покупали водку за 170 рублей. При этом у них явно был выбор – пойти в большой магазин и купить легальный алкоголь. Минимальная стоимость бутылки водки сейчас 261 рубль. Вот цена жизни – 90 рублей, – констатирует Денис Пузырев.

В 2019 году Государственная дума приняла закон по ужесточению продажи медицинского спирта: организациям оптовой торговли лекарственными средствами запретили продавать медицинский спирт и фармацевтическую субстанцию этилового спирта. По словам президента Союза производителей алкогольной продукции Игоря Косарева, из-за такого запрета производители нелегального алкоголя стали искать другие рынки сырья, что увеличило вероятность попадания метанола в производство.

– У нас в стране примерно 45% магазинов не имеют лицензии на розничную торговлю крепким алкоголем, – говорит Косарев. – Во всех этих магазинах продается нелегальный алкоголь, то есть 30% крепкого алкоголя продается нелегально. Когда есть такой колоссальный поток, то начинают действовать различные факторы: например, вступил в силу закон, по которому медицинский спирт стало сложнее доставать. И дельцы стали просто сливать спирт прямо из железнодорожных составов, думая, что это этанол, хотя там оказывается метанол.

Метанола очень много перемещается по железной дороге, и он никак не маркируется, его сложно отличить от питьевого спирта. И потом эта жидкость попадает в промзоны и гаражи, где уже разливают нелегальный алкоголь. Никаких приборов в таком производстве нет, поэтому определить метиловый спирт там не могут. То есть могут перепутать, а могут конкурирующие группировки подсовывать друг другу метанол, чтобы убрать конкурента из бизнеса. Роспотребнадзор называл больше тысячи таких случаев в год. На самом деле их гораздо больше, потому что в статистику попадают случаи массового отравления, как в Оренбургской области. А когда просто умирает деклассированный элемент, на него просто могут не обратить внимания.

Многие магазины потеряли возможность продавать алкоголь несколько лет назад, когда государство ужесточило требования к получению лицензии. По инициативе Минздрава, магазины со спиртным хотели убрать подальше от социальных учреждений и в целом – снизить доступность алкоголя для населения. В итоге многие сельские населенные пункты вообще лишились магазинов с крепким алкоголем. Но поскольку спрос остался, продавцы ушли в теневой рынок. По данным Росстата, в 2020 году количество случайных смертей от употребления суррогатного алкоголя составило 10,2 тысячи человек, что на треть (34 процента!) больше, чем в 2019-м. А в 2019 году сообщалось, что за последние 9 лет смертность от отравления суррогатом выросла почти на 12%.

– Локальная проблема, которую надо решить в России, – регламентировать оборот метанола, – говорит Игорь Косарев. – Хотя бы маркировать его как-то по-особенному, чтобы можно было отличить от этилового спирта. Глобальная проблема – нужно восстановить систему продажи легального алкоголя на селе. У нас 70 тысяч магазинов не обладают лицензией для торговли на селе, чтобы люди могли купить легальный алкоголь, и неважно, где они живут. Нужно изменить методику, потому что в свое время требования ужесточили именно из-за соображений Минздрава о снижении доступности алкоголя. А это означало повышение акциза, повышение стоимости лицензии, повышение необходимой площади магазина, увеличение расстояния до соцучреждений, запрет на торговлю алкоголем для ИП, а на селе торгуют продуктами именно они. Им вообще запрещено получать лицензии.

Для контроля за лицензированной продажей алкоголя в России была создана система ЕГАИС: электронный сервис, который учитывает каждую единицу алкогольной продукции, вышедшую из производства, а затем – купленную в магазине. Данные о движении алкогольной продукции автоматически отправляются в Росалкогольрегулирование – федеральное агентство, которое отслеживает алкогольный рынок.

– ЕГАИС – это величайшее достижение Российской цифровой экономики, я говорю серьёзно, – говорит Максим Черниговский. – Но система ЕГАИС действует только в легальной рознице. Начиная со второй половины 2016 года, когда система заработала в розничных магазинах, реализующих легальную алкогольную продукцию, в нашей стране полностью исключена вероятность попадания суррогатного алкоголя в лицензированную розницу. Но проблема в том, что многие магазины в России торгуют алкоголем без розничной лицензии, соответственно, находятся вне лицензионного контроля и ЕГАИС. А какая вакханалия происходит в интернете, связанная с незаконными онлайн-продажами нелегальной алкогольной продукции! На сегодняшний день в РФ зафиксировано более 3000 интернет-магазинов, действующих в обход российского законодательства о запрете дистанционных розничных продаж алкоголя.

Ежегодный объем теневого рынка алкогольной продукции в интернете составляет более 5 миллиардов рублей. Что касается территориального охвата работы розничных магазинов без лицензии, то у нас в стране 160 тысяч населенных пунктов, из них в 70 тысячах вообще не существует легальной розничной торговли алкоголем, в абсолютном большинстве случаев это небольшие сельские территории, где нет магазинов, которые соответствуют всем законодательным требованиям, необходимым для получения лицензии на розничную продажу алкоголя. В этой связи возникает риторический вопрос: какую алкогольную продукцию на этих территориях можно приобрести?

Но данный подход не для России, учитывая невысокий уровень жизни абсолютного большинства наших граждан, необходимо снижать акцизы и розничные цены на всю отечественную алкогольную продукцию. Даже в рамках ЕАЭС акциз на крепкий алкоголь в РФ в 6 раз выше, чем в Кыргызстане, в два раза выше, чем в Армении, на 30% выше, чем в Казахстане. В Бразилии метанол является устойчивым транспортным топливом для очень большого числа автомобилей. Но при этом я не слышал, чтобы в Бразилии, в стране с не самым высоким уровнем жизни, кому-то в голову приходило употреблять метиловый спирт. Все дело в уровне цен на легальный алкоголь, который соответствует реальным доходам абсолютного числа граждан этой страны.

Денис Пузырев также полагает, что производить социальный алкоголь в России не будут, хотя такой вариант рассматривался в правительстве. Госрегулирование пока тоже не дает желаемых результатов, поэтому, полагает эксперт, без повышения уровня жизни проблема "паленой" водки в России не решится.

– Государство признает, что у нас ряд граждан живут ниже прожиточного минимума. И если такие граждане есть, то нужно использовать мощности государственной компании (такая компания существует) для производства социальной водки, которая продавалась бы, например, по карточкам в специальных магазинах по себестоимости производства. То есть примерно по 70 рублей за бутылку. Но государство, как мне кажется, на такое никогда не пойдет, потому что люди, критически относящиеся к государству, скажут, что власти спаивают русский нищий народ. Это не вполне соответствует той идеологии, которую государство строит внутри страны.

Самый простой вариант побороть нелегальный рынок – выполнить все обещания, которые дала власть. Реализовать национальные проекты, выполнять майские указы Путина, поднять уровень жизни населения. Чтобы жители тюменской окраины, думая, что бы им взять к ужину, выбирали бы не между водкой за 170 рублей и аптечными настойками, а между коньяком ХО и виски большой выдержки. Но если по каким-то причинам, вероятно, из-за внешних врагов, майские указы так и не реализуют, то остается любимый способ российского государства – еще немного закрутить гайки и усилить госрегулирование. Но, как мы видим, попытки закрутить гайки не дают эффекта, наоборот, происходят побочные эффекты в виде массовых отравлений. Ужесточить, но не повысить при этом уровень жизни населения – это так не работает, – уверен Денис Пузырев.


sibreal.org>>

 

Все статьи

All contents © 2006 - 2022
СПАП – Союз производителей алкогольной продукции