26 ноября 2020 Алкогольный портал союза производителей алкогольной продукции






 
 

Адрес:
121170, г.Москва,
Кутузовский пр-т, д.34, корп.21а, оф.601
тел./факс (495) 726-84-88
E-mail: info@spap.ru



 
 
 
 
 
 
 
 

Органы власти


 
 
 
 
 

  
 
 
 

Из прессы

 

19.11.2020 «Это ударит рикошетом по всему алкоголю»: почему в разгар пандемии подняли цены на спиртное?

С 1 января минимальная цена на водку поднимется на 5,7%, на игристое и коньяк — на 3%. Незначительное подорожание самых дешевых бутылок запустит эффект домино, повышая цены на все сегменты крепкого алкоголя, предупреждают эксперты «БИЗНЕС Online», а гендиректор «Татспиртпрома» Руслан Максудов опасается расширения теневого рынка. О том, почему в России в пандемию на 10% выросли продажи виски, рома, и текилы, но на 30% упал сбыт вина и какой вид алкоголя больше всего выиграл от ковида, — в нашем материале.

НОВОГОДНИЙ СЮРПРИЗ

Сегодня минфин снова сделал «подарок» любителям «горячих» развлечений: с 1 января 2021 года подрастут закупочные и розничные цены на алкоголь. Через полтора месяца самая дешевая бутылка водки обойдется в 243 рубля за 0,5 л, шампанское — 169 рублей за 0,75 л, а коньяк — 446 рублей за 0,5 литра. Водка уже по традиции подорожает больше всего — на 5,7%, коньяк и шампанское прирастили скромные на этом фоне 3%.

Такие сюрпризы под новый год ведомство подкидывает населению почти ежегодно: предыдущее повышение стоимости горячительного состоялось 1 января 2020-го. Тогда «беленькая» объемом 0,5 л подросла на 7%, с 215 до 230 рублей, коньяк — сразу на 11%, с 388 рублей до 433.

Об очередном повышении минимальной розничной цены (МРЦ) на спиртное минфин задумался еще в июле этого года. Тогда в ведомстве отметили, что подорожание планируется как бы для галочки, «в пределах инфляции» на 3%. «МРЦ являются инструментом борьбы с дешевым контрафактным алкоголем на рынке», — отметили в пресс-службе министерства причины очередного роста цен.

ВОЗЗВАНИЕ РСПП О ЗАМОРОЗКЕ АКЦИЗА

В министерстве, кажется, не услышали обращение российского союза промышленников и предпринимателей. РСПП еще в июне направил на имя премьер-министра Михаила Мишустина письмо, в котором просил заморозить ставку акциза на все категории алкогольной продукции с 2021 по 2022 год. Предприниматели отмечали тогда, что увеличение акциза ведет к повышению конечной стоимости продукта, что плохо сказывается на возможностях покупателя. На фоне падения доходов населения деньги от продажи спиртного идут мимо официальной кассы, на рынок нелегального алкоголя, доля которого, по оценкам президента союза производителей алкогольной продукции Игоря Косарева, в июне этого года достигала 30%.

Заморозка ставки акциза позволила бы добросовестным игрокам не повышать цены на продукцию и справиться с последствиями пандемии, убеждал Косарев. Кроме того, в России и так один из самых высоких в мире уровней акциза на алкоголь в сравнении с уровнем зарплаты.


Но и без роста акцизов и МРЦ тяга к алкоголю у россиян только падает — по крайней мере, в части официальных продаж. Во всяком случае, пандемия коронавируса продавцам спиртного не помогает, вопреки расхожему мнению: согласно данным статистики оператора фискальных данных «Такском», реализация алкогольной продукции в России с марта по июль сократилась на 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «На паузу» россияне поставили шампанское — на игристые вина пришлось падение спроса аж на 30%. На 13% уменьшился спрос и на крепкий алкоголь — водку, коньяк, ром, виски и пр.


«ТАТСПИРТПРОМ»: «ЕСТЬ ОПАСЕНИЯ, ЧТО ДАННЫЕ МЕРЫ МОГУТ ПРИВЕСТИ К РАСШИРЕНИЮ И БЕЗ ТОГО ОБЪЕМНОГО ТЕНЕВОГО РЫНКА»

Как рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» эксперт, знакомый с ситуацией, повышение МРЦ всегда запускает цепную реакцию, которая в конечном итоге приводит к росту цены всего алкоголя. «Представьте, если покупатель привык к водке номер 1 за 230 рублей, а теперь ее стоимость повышается до 243, он еще подумает, брать ее или сделать выбор в пользу другого варианта по той же цене, — рассуждает источник издания. — Следовательно, для производителя ее себестоимость увеличится вместе с акцизом — придется вкладывать деньги либо в продвижение этого продукта на федеральном или локальном рынках, либо договариваться с торговыми сетями, чтобы он стоял на более выгодных местах в магазинах, либо инвестировать в новую форму бутылки, этикетку и прочее. Усиливается конкуренция. А после повышения цены водки номер 1 производителю придется поднять стоимость водки номер  2, которая составляла до этого, например, 243 рубля, таков закон рынка, она не может стоить столько же, сколько самая дешевая. В итоге пропорционально вырастет цена и на водку среднего класса, и на премиальный продукт. И все это в конце концов отразится на кошельке покупателя». 

«Данное решение правительства принято исходя из экономических обстоятельств, — сообщил корреспонденту „БИЗНЕС Online“ генеральный директор компании „Татспиртпром“ Руслан Максудов. — Объективно есть опасения, что из-за сниженной платежеспособности населения такие меры могут привести к расширению и без того объемного в России теневого рынка, увеличению доли суррогатной продукции, что, безусловно, отразится на здоровье, а порой и жизни потребителей».


ГЛАВНЫЙ АЛКОГОЛЬНЫЙ ВЫГОДОПРИОБРЕТАТЕЛЬ ПАНДЕМИИ — ПИВО 

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты рассказали, чем обернется повышение цен на алкоголь перед Новым годом. 

Вадим Дробиз — директор центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА»:

— Никаких последствий от этого решения не произойдет абсолютно! Смысл в чем? До 2016 года, до внедрения системы «ЕГАИС» в легальной рознице, инструмент минимальных розничных цен, в принципе, должен был обеспечивать легальность и качество продукции. Иначе зачем она нужна, минимальная цена? Легальность и качество! Но легальность данный инструмент не обеспечивал. Достаточно вспомнить, как у нас в 2014 году минимальная розничная цена водки составляла 220 рублей, и это была честная цена. А как кризис разразился, Крым и все остальное, экономический кризис в конце 2014 года, то в феврале 2015-го минимальную цену (за полулитровую бутылку водки — прим. ред.) снизили до 185 рублей. И только нелегальная водка продавалась по всей России по минимальной розничной цене два года. Оценивать подобное можно как диверсию, как что угодно. Потому с середины 2016-го у нас за легальностью продукции в легальной рознице следит ЕГАИС. А что такое легальность? Это уплаченные акцизы, уплаченные налоги. И есть еще один аспект — безопасность продукции для потребителя, за нее вроде бы должен отвечать Роспотребнадзор. Но у нас люди не травятся даже при том объеме нелегальной продукции, которая в нелегальном секторе. В год травятся 10–12 тысяч человек, это даже меньше, чем в Америке травятся алкоголем.

Есть еще аспект качества. Так вот к водке по нему претензий нет. Роскачество углубленно проверяло водки и «сушки». А вот винодельческую продукцию у нас толком никто не исследует, ни вино, ни коньяк. Роскачество сегодня наблюдает за дорогой винодельческой продукцией. Поэтому на сегодняшний день минимальная розничная цена стала не нужна после того, как проверку легальности взяла на себя система «ЕГАИС». Но раз ее сохранили, надо было, чтобы она обеспечивала качество продукции. Однако на сегодняшний день такие цены остаются заниженными. И коньяк или игристые вина по минимальной розничной цене — это явно фальсифицированная продукция. Нормальная столько стоить не может. Потому сегодня подобные цены у государства существуют «для фонаря», вот и все. Не зря их до сих пор не ввели на пиво, а также на вино. Потому что данный инструмент нужен просто для отчетности.

Минимальная розничная цена пляшет от минимальной отпускной с завода. Государство назначает три цены: минимальная заводская, минимальная оптовая и минимальная розничная. От завода до прилавка в магазине должно быть минимум 30–35 процентов наценки. Потому что только оптовый сектор наценивает 20 процентов. Розница — 30–35 процентов, а государство занижает эти наценки в своей формуле, укладываясь в 20 процентов. То есть, грубо говоря, у государства в его минимальных ценах от завода до розничного прилавка заложено 20 процентов. А на самом деле должно быть в 2 раза больше — минимум 40 процентов. Почему я и говорю, что по такой минимальной цене акциз-то будет уплачен, а качество никому на хрен не нужно.

Средний класс у нас ведь в этом году за границу-то не ездил, поэтому если брать винодельческую продукцию в целом, то по игристому вину продажи выросли на 4 процента. Фруктовые вина — процентов на 16. А винные напитки «упали» на 30 процентов. В целом показатели по винодельческой продукции снизились на 3 процента за январь – сентябрь. С крепкой продукцией ситуация другая. Продажи водки поднялись на 0,3 процента. Виски, ром, джин, текила — на 10 процентов. Это потому, что средний класс остался здесь и пил их здесь, а не за рубежом. Коньяк «упал» на 1 процент. Ликеро-водочные изделия «выросли» на 10 процентов. Продажи крепких спиртных напитков увеличились на 2 процента, а винодельческой продукции сократились на 3 процента. Так что, в принципе, никакой разницы. Кто выиграл, учитывая трехмесячный карантин и социально-экономический кризис, который и должен был вызвать рост потребления алкогольных напитков, и переход на «дистанционку»? Я в марте еще писал, что люди станут пить пиво и слабоалкогольные напитки, сидя на рабочем месте дома, на «удаленке». Так и произошло. Увеличение продаж пива — около 5 процентов! То есть самый главный выгодоприобретатель — пиво! Люди из среднего класса в отпусках сидели здесь, в России. То есть все факторы должны были показать больший подъем, чем он оказался у нас на самом деле. А это значит, что граждане стали пить в целом больше, но часть населения перешла в нелегально-суррогатный сектор, где водка не по 240 рублей за бутылку, а за 100. Но никто не спился в этот период и ничего глобального, в общем-то, не произошло. 

Павел Шапкин — руководитель центра разработки национальной алкогольной политики: 

— Повышение МРЦ в интересах самих производителей, поскольку при расчете МРЦ закладываются и акцизные ставки, и себестоимость, и минимальная торговая наценка. Невозможно произвести и продать продукцию по цене ниже установленной МРЦ и при этом уплатить акцизы. Водка, например, вся похожа между собой. Потому вся конкуренция — за счет снижения стоимости. Тот, кто предлагает ниже, выигрывает рынок, ведь зачастую покупатели водки считают каждую копейку. Так что МРЦ в данном отношении — основной элемент регулирования. Одно время такую меру отменили, и никто из производителей доволен не был. В подобной ситуации для «Татспиртпрома» как для предприятия полного цикла повышение МРЦ — очень чувствительный вопрос. Они продают продукцию по ценам, близким к минимальным, и за счет этого лидируют на рынке. Но такое повышение МРЦ лишь немного отодвинет данную планку, оно не такое кардинальное. С одной стороны, это позволит «Татспиртпрому» компенсировать те деньги, которые он и так должен был заплатить в виде акциза и НДС, с другой — остаться на рынке и не дать фору нелегальным производителям.

А если говорить в принципе о повышении ставок акцизов, то их нужно не просто заморозить. Сейчас в условиях того, что нелегальный рынок есть и существует рынок пивоваренной продукции, который вообще слабо регулируется, все это требует, во-первых, остановить рост ставок акцизов и усилить контроль за рынком пивоваренной продукции. Получается так, что 80 процентов всей продаваемой алкогольной продукции — пиво, но данный рынок хуже всего регулируется. Это неправильно, условия должны быть такими, которые бы позволили разным сегментам рынка конкурировать в одном правовом поле. Кроме того, следует пересмотреть условия лицензирования алкогольной продукции. Жесткие требования для входа на рынок толкают многих на нелегальное производство. И если удалось добиться снижения платы за вход на рынок, это помогло бы его обелить. И государство получило бы дополнительные доходы.

www.business-gazeta.ru>>

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/488246


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/488246



Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/488246

 

Все статьи

All contents © 2006 - 2020
СПАП – Союз производителей алкогольной продукции